Статьи

Школа естественной грации / Статьи / Вспылить или забыть? Гнев-эмоциональный наркотик (Рационально-эмотивная и Tелесная психотерапия)

Вспылить или забыть? Гнев-эмоциональный наркотик (Рационально-эмотивная и Tелесная психотерапия)

 

 Предисловие

История, случившаяся в Индии с Александром Македонским 
 
Возвращаясь из похода на Индию, величайший из полководцев вспомнил, что его люди просили привезти из этой страны настоящего йога, чтобы поговорить с ним и получить благословения. Александр пошел в лес и нашел одного из йогов, сидящего под деревом в глубокой медитации. Подождал, пока тот откроет глаза, и с чувством глубочайшего благоговения попросил йога сопровождать его в Грецию, пообещав дать все, что тот ни попросит.
 
Ответ был такой: «Мне ничего не нужно, я счастлив здесь и сейчас!». Еще никто до этого не осмеливался отклонять просьбу Александра. И это вывело его из себя. Обнажив свой меч, он закричал: «Ты знаешь, кто говорит с тобой? Я — великий царь Александр. Если ты не послушаешься меня, я убью тебя, разрубив на куски!». Йог невозмутимо ответил: «Ты не можешь убить меня! Ты можешь убить только мое тело. Тело — это лишь одежда, которую я ношу. Я сам — не тело. Я сам нахожусь внутри него».
 
«Ты говоришь, что ты — царь, - продолжал йог. - Можно я скажу, кто ты? Ты — раб моего раба!» Ошеломленный, Александр спросил: «Как это я могу быть рабом твоего раба?». Голосом, исполненным сострадания, йог объяснил: «Я овладел своим гневом. Гнев — мой раб. Но посмотри, как легко впал в гнев ты. Ты — раб гнева, и, поэтому, ты — раб моего раба».
 

От любви до ненависти…

В последнее время средства массовой информации изобилуют сообщениями о преступлениях, возникших на почве семейных конфликтов: где-то муж выбросил жену с балкона, где-то мать избила прилюдно свое дитя, а где-то подобное преступление совершил и сам ребенок. Какой силы должно быть аффективное состояние, чтобы родные люди смогли так поступать по отношению друг к другу? Можно ли проследить, как рождается гнев и что происходит при этом с психикой и телом любого человека, даже цивилизованного?
 

В состоянии гнева отследить глубинную его причину и фазы довольно сложно, ведь данная эмоция заставляет наше тело работать в непривычном для него режиме: сердце стучит быстрее, мышцы напрягаются, дыхание учащается. Одним словом, организм готовится дать отпор, как это было в древние времена, когда нашим предкам приходилось противостоять диким зверям и выживать в экстремальных природных условиях.
 
Однако 25-летней Анне все же удалось проанализировать гнев благодаря двухлетней работе над собой посредством различных психотерапевтических, йогических и иных практик. «Однажды, будучи в гипнотическом состоянии, я заново пережила ситуацию из детства, которая дала мне ответ на вопрос «Почему по моему телу проходится нервная дрожь, когда я вижу даже малейшие признаки опьянения на лице своей матери? Почему в эти моменты я не могу контролировать свое раздражение, которое очень быстро перерастает в гнев?». 
 
Следует отметить, что Анна выросла в семье, которую сложно назвать благополучной: отец, хоть и прилично зарабатывал, но занимался не своим делом и постоянно испытывал стресс, который заливался спиртным, а потом выплескивался на жену в виде криков, а иногда и побоев.
 
Мать Анны переживала все в себе и изредка жаловалась на свою горькую долю в разговорах с подругами, которые слышала ее маленькая дочь. «Я понимала, что поведение отца осуждается, поэтому когда мама позволяла себе, так сказать, расслабиться, я впадала в негодование от того, что меня обманули, предали. Родной и любимый человек становилась врагом, и я начинала с ним бороться.
 
От степени маминого опьянения зависела и степень моего гнева. Чаще всего я начинала кричать и тормошить ее, а когда в ответ получала лишь несвязное бормотание, испытывала чувство беспомощности и жалости к себе, что усиливало мой гнев, и я продолжала бороться, но уже с помощью шлепков и ударов. И как только я начинала это делать, ко мне приходила мысль, что я веду себя, как отец, поэтому я плохая, а это влекло за собой чувство вины и обращение гнева на себя, что причиняло невыносимую душевную боль и снова рождало чувство жалости к себе.
 
Так накатывала вторая волна гнева, которая могла нанести и мне, и маме непоправимый вред и которую я усилием своей воли останавливала.  Помогало ли мне наличие нравственного стержня внутри, перевесила ли чашу весов любовь к матери, а не обида, или просто Бог уберег – не знаю, но теперь мне понятно, почему люди в порыве гнева совершают поступки, о которых жалеют потом всю оставшуюся жизнь».
 
Как видно из прошлой истории, эмоция гнева сопряжена со многими чувствами, которые, в свою очередь, порождаются нашими ментальными установками, суждениями. Впервые об этом заговорили во второй половине ХХ века пионеры когнитивной психотерапии Аарон Бек и Альберт Эллис, которые определили наши мысли как структурирующие и регуляционные компоненты эмоциональных, мотивационных и моторных процессов.
 
Альберт Эллис приводит ряд примеров, характеризующих «погрешности» в нашем мышлении. Они способны вызвать гнев, если другие люди их опровергают.
 
  1.    Нереалистичное мышление: «Если я отношусь к людям хорошо, то они должны любить меня»
 
  2.   Представления, которые невозможно доказать или опровергнуть: «Я – особенный человек, и я всегда буду лучшим, за что бы я ни взялся»
 
  3.    Вера в воздаяние по заслугам: «Я не сделал того, что должен был сделать, поэтому буду страдать»
 
  4.    Предположение, что сильная вера во что-то (и те чувства, которые она за собой влечет) даст вам благо, комфорт и счастье: «Ты поступил по отношению ко мне плохо, хотя не должен был этого делать. Я сержусь на тебя, и это заставит тебя вести себя лучше».
 
Итак, совет от доктора Эллиса: «Как только вы почувствуете, что серьезно разгневаны или испытываете другие негативные эмоции, - предположите, что вы просто мыслите ненаучно».
 
Исходя из этой теории, Анна почувствовала себя обманутой потому, что считала: мама осуждает отца за то, что он пьет, значит, сама мама никогда не будет этого делать. К сожалению, эта установка слишком идеалистична, и люди очень часто делают именно то, что считают аморальным, грешным и табуированным.
 
Уражняемся в логике
 
23-хлетний Антон обратился к психотерапевту с жалобой на постоянное чувство раздражения в адрес родителей. Так как молодой человек с малых лет занимался танцами, ему была предложена техника Аутентичного движения, которая помогла высвободить накопленные эмоции и вспомнить первопричину их появления.
 
Справка:

Аутентичное движение – вид медитативной практики, созданной в начале ХХ века преподавателем танца модерн Мэри Старк Уайтхаус и расширенной ее ученицами, танцетерапевтами и юнгианскими аналитиками Джоан Чодороу и Джанет Адлер.

Аутентичное движение построено на взаимоотношениях между свидетелем и двигающимся. Последний начинает движение из точки покоя, слушая свои сенсорные импульсы и позволяя им обрести форму в спонтанных положениях тела. Активизируется мышечная память, и таким образом тело становится проводником к океану Бессознательного. Практикующий Аутентичное движение может увидеть только ему понятные образы или детские воспоминания, правильная интерпретация которых ведет к разрешению психологической проблемы.

В то время как Двигающийся погружается в глубины Бессознательного, свидетель выступает держателем его Сознания и носителем такого важного качества, как доброе принимающее внимание, или эмпатия. В конце практики Свидетель дает Двигающемуся «обратную связь», тем самым ярко высвечивая детали приобретенного опыта.
 
«Я увидел себя 7-летним мальчиком, который показывает родителям первую пятерку в своем дневнике. Надо сказать, что в нашей семье всегда придавали большое значение успеваемости, поэтому в тот момент отец был очень горд мной. В порыве радости он поцеловал маму и предложил устроить праздничный ужин в мою честь. Куда подевалась его прежняя холодность и сдержанность в чувствах? Куда подевалась печаль и апатия мамы? Я вдруг увидел и ощутил столько любви между всеми нами, что твердо решил:  я ВСЕГДА буду получать пятерки, и тогда в нашей семье все будет хорошо».
 

Эта установка сделала Антона отличником, но никак не повлияла на климат в семье: родители вскоре стали принимать высокие оценки сына как должное, за что тот злился на них, хоть и не осознавал этого. Однажды принятое решение повлияло на характер Антона и определило образ его жизни – он стал гиперответственным и сверхтребовательным, рассудочным, угрюмым и… одиноким. Росшее с каждым днем раздражение указывало без вины виноватому перфекционисту на то, как далеко ушел он от своей подлинной сути.
 
Практика Аутентичного движения помогла Антону не только узнать источник своего раздражения, но и отреагировать зажатые в теле чувства и эмоции: обиду («Я для вас так старался, а вы не оценили») – в виде слез, гнев («Это из-за вас я стал таким») – посредством резких «выбрасывающих» движений в воздух.
 
Однако осознать причину проблемы и избавиться от застарелых эмоций  еще не значит наладить отношения в семье. В данной ситуации существует одна опасность: Антон мог уже осознанно начать винить родителей за то, что они не создали ему условий для гармоничного развития и своим поведением подвели к роковому решению, которое исковеркало его Я и заглушило истинные потребности.
 
На данном этапе помощь Антону оказала рационально-эмотивная терапия доктора Эллиса – тот самый подход в психотерапии, созданный в 50-х годах ХХ века, который призывает нас мыслить логично и выдвигает идею о том, что человек в значительной степени сам создает свои чувства, так как путь своего мышления, сознательно или бессознательно, он тоже выбирает сам.
 
Увидев связь между своим успехом в школе и «оттепелью» в отношениях родителей,  7-летний Антон сделал вывод, который совсем не вяжется с реальностью: я ВСЕГДА буду получать пятерки, и тогда в нашей семье все будет хорошо. Очевидно, что, во-первых, невозможно на протяжении всех лет обучения получать только пятерки, а во-вторых, семейное счастье зависит от многих факторов, а не только от хорошей успеваемости детей.
 
Благодаря методам рационально-эмотивной терапии Антон понял, что ответственность за принятое в детстве решение лежит только на нем. Ну а за то, что оно было нелогичным, простить себя оказалось не так уж сложно: молодой человек понимал, что был тогда еще совсем ребенком.
 
Взрослеем изнутри 
Ирина обратилась за помощью семейного психотерапевта, так как все время была недовольна собой, а зло срывала на пожилой матери. «Мне кажется, - признавалась клиентка, - подсознательно я виню ее в своих бедах, хотя мама – человек поразительной самоотдачи и не заслуживает такого отношения».
 
После нескольких сеансов психотерапии Ирине приснился сон, что мать в негодовании чуть не ударила ее, и, проснувшись, девушка вспомнила, что нечто похожее случилось 20 лет назад.
 
«Мне лет 6, и я нахожусь на даче. Мама как-то нервно и неаккуратно пропалывает грядки (видимо, она только что поругалась со свекровью или моим отцом), а я верчусь вокруг нее с надеждой обратить на себя внимание. Приплясываю, что-то напеваю, призывая мать включиться в мою игру. Но она либо сквозь зубы просит меня отойти, либо игнорирует. Тогда я начинаю ныть, и мать замахивается на меня тяпкой. Конечно, она меня не ударила, но мне все равно было больно.
 

В тот момент я почувствовала обиду и страх, который оказался причиной моего недовольства собой. Ведь я обращала на себя гнев, когда понимала, что пасую перед людьми и обстоятельствами, боюсь делать то, что мне хочется, не могу осмелиться жить, как мне хочется! Консультация психолога помогла мне осознать: я гневалась на себя за трусость, а в моей трусости виновата была…мама.
 
Вернее, так думал мой внутренний ребенок. Мне хотелось внимания, я всячески проявляла себя, а мама дала мне понять, что это может быть неодобряемым и даже опасным. А что такое во взрослой жизни проявлять себя? Это значит жить так, как мне хочется, а я боялась, потому что меня могли за это наказать. Таким образом, обиженный и запуганный внутренний ребенок не давал мне смело идти по жизни, а так как он маленький и не привык брать на себя ответственность, то винил во всем мать, от чего я все время испытывала раздражение в ее адрес.
 
Выход был один: вразумить внутреннего ребенка, дать ему понять, что самопроявление может быть неодобряемым и опасным только в том случае, если я нарушаю, причем сильно, чужие границы. Мама ведь предупреждала, что ей сейчас не до меня, но я все равно настаивала на своем. А это уже агрессия.
 
Я сама создала себе проблему. А мама проиллюстрировала мне прописную истину: наша свобода заканчивается там, где начинается свобода другого человека. И это хороший повод сменить мой гнев на милость».
 
 Реветь или болеть?
 
Страх быть самим собой преследует большинство людей. Кому из нас не говорили в раннем детстве: «Посмотри, какая послушная девочка! А ты почему такой (такая) егоза?». Так мы и привыкаем оглядываться на других и обретаем комплекс «меня не любят».
 
Эстонский психолог и врач-практик Лууле Виилма пишет по этому поводу: «…если в человеке поселился страх, что меня не станут любить таким, каков я есть, то он старается быть хорошим. Однако показная положительность и желание нравиться не приносят душевного удовлетворения. Это делает человека беспомощным. Беспомощность вызывает печаль. Неизбывная печаль рождает жалость к себе. Неизжитая жалость к себе вызывает гнев…»
 
Другими причинами гнева может быть и неумение тактично выражать свое недовольство (у нас всегда есть выбор, накричать или спокойно сказать: «Мне это не нравится»), и желание прогнуть ситуацию под себя, сделать «по-моему», и отчаянное бессилие.
 
Но если посмотреть в корень проблемы, окажется, что гнев – это всегда следствие ущемленного Эго, это всегда какая-то нереализованная внутренняя потребность. И чем неустойчивее Эго, тем сильнее гнев. Именно поэтому йоги, святые и просто люди, серьезно и долго занимающиеся самосовершенствованием и духовными практиками, такие умиротворенные и довольные. Их Эго устойчиво, а в душе царствует гармония.
 
В книге Робина Скиннера и Джона «Семья и как в ней уцелеть» психотерапевт спрашивает своего пациента:
 
  - Что вы чувствуете, если ущемлены?
 
  - Возмущен. А вообще это все так, будто внутри вас капризничает ребенок.
 
  - На дело можно так и смотреть: у всех у нас внутри ребенок. В жизни порядок – он затих. Какие-то волнения – он реветь. И если мы сами не позаботимся о нем, не приласкаем, если вдобавок не окажется рядом никого, кто бы помог нам в этом…можем очутиться в больнице. Мы выйдем из строя.
 

Действительно, «непроработанный» внутренний ребенок (иными словами, Я, зацикленное на себе самом) все время находит причину для недовольства: он или капризничает (выплескивает гнев вовне), или обижается (загоняет гнев внутрь). Но куда бы не направлялся гнев, наше тело испытывает страдания: как считает психолог и врач О. Торсунов, в первом случае  «негатив» задевает его правую сторону (например, печень, аппендицит), во втором – левую (например, сердце, поджелудочная железа).
 
Упомянутая выше Л. Виилма в ходе своей врачебной практики заметила, что гнев, который можно вывести наружу только через движение (мимика, жесты, подергивания, нанесение ударов и проч.), скапливается в желчном пузыре. Следовательно, если мы такой гнев подавляем, данный орган перестает нормально функционировать. То же самое происходит с щитовидной железой, если мы прячем внутрь себя негативные эмоции, которые можно выразить посредством рта: слова, крик, рев, придирки, язвительные уколы.
 
Известный психолог Луиза Хей связывает с гневом заболевания ушей и глаз, печени, вен, костей. По ее мнению, гнев, обращенный на себя, способен повлечь за собой рак, стать причиной травм и ожогов.
 
Почему же гнев, испытываемый с определенной периодичностью,  так сильно влияет на состояние наших органов? В начале статьи мы сказали о том, что тело, поддаваясь этой пагубной эмоции, работает в непривычном режиме, следовательно, нарушается обмен веществ, а по теории Вильгельма Райха – основателя телесно ориентированной терапии, блокируется правильное распределение оргонной, то есть жизненной энергии. И происходит это по причине напряжения наших мышц. В случае с гневом это мышцы челюсти, шеи, живота, таза. Циркуляция жизненной энергии в этих уровнях нарушается, от чего внутренние органы начинают болеть.
 
Чтобы распустить «мышечный панцирь», необходимо выразить подавляемую эмоцию. Психотерапевты, работающие в этой области, используют следующие типы средств:
 
1. Аккумулирование в теле энергии посредством дыхательных процессов
 
2. Воздействие на зажатые мышцы через щипание и давление
.
3. Сотрудничество с пациентом в процессе выявления эмоциональных сопротивлений, препятствующих эффективному избавлению от мышечной зажатости.
 
Неужели для того чтобы сохранить здоровье, нужно все время обращаться к психотерапевту и массажисту или везде иметь при себе подушку для битья, чтобы эмоции не «застревали» в теле?
 
Ответ: массаж – пожалуйста, а вот увлекаться частым выпусканием пара в подушку не стоит. Гнев – как наркотик, и то удовольствие, которое человек получает в процессе его выхода, может стать причиной привыкания к ритуалу избивания ни в чем не повинных вещей. Что же делать в момент, когда внутри все трепещет от возмущения?
 
1.  Осознавать и занимать позицию наблюдателя. Гнев труслив и всегда пугается, если за ним пристально следят, поэтому и приходит он, как правило, неожиданно. Чтобы выиграть время, можно сосчитать до десяти и сделать несколько глубоких вдохов.
 
2.  Отслеживать логичность своего мышления. Гнев дает искаженную картину реальности и внедряет в нас неправильные ментальные установки.
 
3.  Помнить о том, что гнев бесполезен и даже вреден. Вместо того чтобы бессмысленно метаться из стороны в сторону и злиться, необходимо трансформировать гнев в легкое недовольство ситуацией, которое поможет найти новые решения. 
 
4.  Сострадать. То есть суметь «влезть в  шкуру» обидчика и прочитать в его душе причину возмутительного поведения. Вряд ли человек будет негативным образом воздействовать на других, если  его душа находится в состоянии счастья.
 
 5.  Прощать. А это значит, взять на себя ответственность за случившееся, ведь тем, что у нас внутри, мы создаем то, что нас окружает.
 
 В заключение хотелось бы привести цитату из сочинения легендарного римского философа:  «Мы сердимся дольше, чем нас оскорбляют. Так не лучше ли прощать обиды, чем усугублять одно зло другим? Прибавь еще, что всегда ты будешь находить причины к гневу, если не будешь бороться с ним. То ты вспылишь на одного, то на другого, и от постоянных раздражений будет разгораться и старый гнев. И когда же, наконец, ты будешь любить?» (Сенека, «О гневе»)
 

  Светлана Бочагова (для журнала Health & Lifestyle)